О лыжных гонках и велоспорте

Авторизация



Статистика

Пользователи : 1197
Статьи : 35
Просмотры материалов : 3950944

Сейчас на сайте

Сейчас 173 гостей онлайн

Статистика bigmir

Часть1. Эдди Меркс - велосипедная легенда Печать
Автор: Magic   
04.06.2010 08:46

Достаточно одного его имени – и возникает целый ряд ассоциаций –  бесчисленные победы,  мощь, карьера, равной которой нет в истории. 10 лет из тринадцатилетней профессиональной карьеры, длившейся с 1965 по 1978 годы,

Эдди Меркс доминировал в пелотоне – на его лице всегда была  написана одержимость и яростное стремление к победе, тогда как у соперников была видна  только боль.
Гранд туры, классические однодневки, гонки на треке, часовой рекорд – легче сказать, что Меркс так и не выиграл за свою карьеру. А не побеждал он лишь на одной исторической гонке – на Париж – Тур, хотя и там попадал в десятку сильнейших.

 

Список побед Эдди Меркса настолько велик, что любители статистики не могли обойти это стороной, посчитав процент выигранных им гонок по отношению к количеству соревнований, в которых принимал участие. Результат

* 1965: 13%
* 1966: 21%
* 1967: 23%
* 1968: 24%
* 1969: 33%
* 1970: 37%
* 1971: 45% пик его карьеры – победа почти на каждой второй гонке, в которой Меркс принял участие.
* 1972: 39%
* 1973: 37%
* 1974: 27%
* 1975: 25%
* 1976: 13%
* 1977: 14%
* 1978: 0%

История Тур де Франс – куда же без Меркса  – он проехал Большую Петлю 7 раз, из них 5 раз стал победителем. Фактически, он почти взял шестую победу на Туре в 1975 году, но трагическое стечение обстоятельств (подробнее об этом в главе, посвящённой тому Туру) привело к тому, что Меркс стал вторым.
Джиро – и тут Эдди Меркс становился триумфатором 5 раз из 8.
Вуэльта – единственное участие в ней – и победа.
Чемпионат мира – имя Меркса и также вписано в историю – он трёхкратный Чемпион.
( в этот круг трёхкратных Чемпионов мира входят лишь Альфредо Бинда, Rik Van Steenbergen, и Оскар Фрейре).
Тройная Корона – она также принадлежит непобедимому Эдди Мерксу  – в 1974 году он выиграл Джиро, Тур де Франс и ЧМ.

И это ещё не всё.
Классические однодневные гонки –Эдди Меркс вновь вне конкуренции. Если Шона Келли называют Королём Классик с его девятью победами, то как же назвать Меркса, у которого таких побед 28.
Семь раз покорял он Милан-Сан-Ремо, пять раз – Льеж-Бастонь-Льеж, трижды – Париж-Рубэ, Флеш Валлонь, Гент-Вевельгем, дважды – Тур Фландрии, Джиро Ломбардии, Амстел Голд Рейс.
А как насчёт других гонок – снова придётся считать – трижды победитель гонки Париж-Ницца, четырежды Тура Сардинии, дважды – Тура Бельгии, ну, и «на закуску» ещё по одной победе на Дофине Либере, Туре Романдии, Туре Швейцарии.

Но и это ещё не всё. Не забудем о треке.
Меркс является семикратным чемпионом Бельгии  в мэдисон (в паре с Patrick Sercu ), он выиграл шестидневные гонки на треки 17 раз,  он также стал трёхкратным Чемпионом Европы на треке.

Каннибал

Меркс выигрывал почти все гонки, поставил часовой рекорд в эпоху, когда ещё не было аэродинамических посадок, специальных велосипедов и шлемов.

В спринте он сражался с лучшими в этом виде и побеждал, в горах  с ним также мало кто мог соперничать, как на подъёме, так и на спуске. Меркс – раздельщик также не знал себе равных.

Он стал единоличным обладателем всех номинаций как на Джиро 1968 года, так и на Тур де Франс 1969 – все майки были его – очковая, горная и майка победителя генеральной классификации. Если бы тогда было награждение лучшего молодого гонщика, то и эта награда принадлежала бы Эдди.

182, 8 см – 74,8 кг плюс огромная неуёмная энергия, противостоять которой не мог никто.

« У меня врождённые способности, – говорил Меркс в интервью. – У меня был хороший мотор, который производил много энергии, я сохранял скорость, особенно после долгой дистанции, у меня была выносливость, но самое главное, что у меня отличное телосложение. Многие гонщики имеют способности  от рождения, но так же вам нужно и хорошее здоровье, чтобы суметь их развить. Вы должны уметь приспосабливаться к постоянным тренировкам, гонкам, путешествиям и  к постоянной смене пищи, климата ,погодных условий. Также прибавьте сюда интервью, встречи со спонсорами, презентации. Вы должны делать всё это и оставаться здоровым».

Что касается тактики гонок, её у Меркса никогда не было – лишь победа, победа на каждой гонке, в которой участвует, будь то критериум или гранд тур.

За такую неуёмную страсть к победам он и получил прозвище Каннибал. Оно появилось случайно: так назвала Меркса дочь французского велогонщика Кристиана Раймона (Christian Raymond).

Однажды за завтраком в 1969 году Раймон начал рассказывать о том, что  Меркса победить невозможно, добавив: « Он поедает нас всех на завтрак». А его дочка

спросила: « Как каннибал, папа?».

Так это слово «каннибал» и закрепилось в употреблении.

Мерксу часто говорили: « Спокойно, парень, оставь что-нибудь для других…».

Но Эдди просто не мог вынести, чтобы кто-нибудь забрал у него победу, пусть даже незначительную для него самого, но очень важную для того, кто никогда не выигрывал.

Вот один из таких случаев.

1967 год. Giro di Sardegna. Этап Sassari-Cagliari. Гонщик Альдо Пиффери (Aldo Pifferi) случайно оказался впереди пелотона (попросил разрешения отъехать по нужде), а затем, повинуясь распоряжению спортивного директора, стал ждать пелотон. Но ожидание затянулось. Пелотон не приближался ( решили таким образом подшутить над Пиффери) – гонщики почти остановились,  болтали и рассказывали анекдоты. Скорость едва доходила до 25 км/ч.  В конце концов, терпение Пиффери лопнуло, и он поехал всерьёз. Преимущество составляло уже 18 минут. Никто не выразил желания догонять беглеца кроме  Каннибала, приказавшего своим грегари ускориться –  Пиффери догнали, когда ему оставалось лишь 300 м до финиша.

Ещё один пример.

Тур де Франс 1970 года, второй этап от Ла Рошели до Анжера.

Тогда местный гонщик Роланд Берлан из команды Луиса Оканьи BIC, отъехал, чтобы поприветсвовать свою жену, ожидавшую среди зрителей на обочине дороги. Это общая практика среди гонщиков, в таком случае пелотон никогда не преследует отъехавшего. Но вместо одиночного отъезда за поцелуем жены Берлан обнаружил себя в компании из 7 гонщиков, к  которым через несколько километров присоединились и  двое из Faemino – лейтенанты Меркса, которые сначала делали всё для защиты его лидерской позиции ( Меркс уже был в жёлтой майке). Через некоторое время директор Faeminio Гийом Дрессен (Guillaume Driessens) увидел возможность выиграть этап. Работа пошла по-настоящему. Отрыв набрал 6 минут преимущества, после чего пелотон зашевелился.

Но кто бы вы думали, стал инициатором погони? Эдди Меркс, преследовавший  отрыв, в котором были его товарищи по команде. Он поддерживал такую высокую скорость, что пелотон начал разваливаться. То же самое произошло и в отрыве, где осталось только четверо – двое товарищей Меркса и конкуренты из других команд.

За 4 км до финиша преимущество отрыва не превышало 35 секунд. Выиграл итальянец Дзильоли (Zilioli), один из грегари Эдди Меркса, он же  ненадолго перехватил жёлтую майку лидера, опередив своего капитана всего на 4 секунды в генеральной классификации.

Меркс объяснил своё преследование отрыва  тем, что хотел оторваться от своих главных соперников Рожера Панжона (Roger Pingeon) и Раймона Пулидора (Raymond Poulidor). Но кто знает, может быть, он просто не хотел «дать взаймы»  жёлтую майку лидера даже своему товарищу по команде.

Меркса часто спрашивали, откуда у него такая злость, почему он всегда вырывает победы у других. Такой вопрос вызывал у Каннибала наибольшее раздражение, он утверждал, что дело совсем не в злости:

«Гонка должна иметь победителя. В этом состоит цель любого соревнования. Как вы можете принимать участие в ней, если не будете пытаться выиграть? Как можно критиковать за то ,что является целью работы? Я выбрал гонку, значит, я выбираю победу. Врач работает, чтобы лечить, а спортсмен работает, чтобы побеждать, не правда ли?! Это смешно, но каждый великий спортсмен подвергается такой  критике. Михаэль Шумахер был в такой же позиции, что и я. Ему говорили, что он убивает спорт, просто делая то, что он должен делать, в чём и состоит суть спорта».

Когда дело касалось соревнований, Меркс был далёк от проявлений великодушия. Может быть, поэтому на закате карьеры, когда Каннибал уже не был на пике своей формы и карабкался на подъёмах Col della Maddalena, соперники осыпали его  ругательствами и не скупились на оскорбительные жесты.

Но ведь Каннибал – это ещё не вся составляющая личности Эдди Меркса. За этой маской скрыта целая история человека, влюблённого в спорт и велосипед, глубокого, разностороннего, человека, ставшего настоящим символом своей страны – символом Бельгии.

 

Без маски каннибала

Эдуард Луи Жозеф Меркс (таково полное имя Эдди Меркса) родился 17 июня 1945 года в местечке Мензель-Кьезегем (Meensel-Kiezegem) в провинции Брабанте в Бельгии. Счастливое детство в послевоенной Европе, как отмечали некоторые, даже слишком счастливое, если сравнивать с биографиями великих Коппи, Бартали и тех, кому было суждено родиться до Второй мировой войны.

«У меня было прекрасное детство. Любящие и чуткие родители. Мы не были богаты, но я и  мои младшие брат с сестрой (они близнецы), никогда ни в чём не испытывали недостатка. У моего отца был сильный характер, а мама была очень мягкая и добрая. Они оба были для меня прекрасным примером. Моя решительность и готовность к тяжёлой работе передались от отца. Он без устали создавал и укреплял свой бакалейный бизнес в пригороде Брюсселя Woluwe-St-Pierre, куда мы переехали, когда я был совсем маленьким. Он был очень строг в отношении дисциплины, но в то же время был немного философом. Некоторые его фразы я запомнил на всю жизнь. От матери я получил мою более мягкую сторону характера. Как пример, могу привести тот факт, что мне часто трудно сказать «нет» людям. Может быть, ненамеренно, но люди привыкают использовать тебя, если им это позволить».

Никто из Мерксов или Питтомвильсов (девичья фамилия его матери) к велосипедному или другому виду спорта отношения не имел. Одержимость Эдди  велосипедом началась с раннего детства, но никто даже не представить себе не мог, что его ждёт судьба  самого известного человека Бельгии и самого выдающегося гонщика.

С того времени, как в четыре года Эдди получил свой первый велосипед и научился кататься, оторваться от него он уже не смог. Взрывной и очень активный ребёнок, он исследовал окрестности. Люди часто кричали ему: « Эй, мальчуган, ты что, собираешься ехать Тур де Франс?» А Эдди всегда отвечал, что именно это он и собирается делать в будущем.

И он представлял себя на подиуме знаменитой гонки задолго до того, как стал принимать участие в каких-либо соревнованиях.

« В младшей школе меня несколько раз спрашивали, кем я хочу стать. Я всегда отвечал, как будто это было очевидно – «велогонщиком». Учитель заявлял мне в ответ: «Но это ведь не работа».

Родители Эдди всегда боялись, что с их активным ребёнком может что-нибудь случиться, ведь почти всё время пропадал на улице. Там он тратил свою безграничную энергию. Школа казалась ему тюрьмой, процесс учёбы пугал его. Его единственной целью был велоспорт. Отец постоянно повторял Эдди, что успех, любой, даже самый скромный – это тяжёлая работа день за днём. Меркс видел это своими глазами – его отец все дни, даже субботу и воскресенье, проводил в магазинчике.

И Эдди все силы отдавал тренировкам, даже в то время, когда о тренере ещё и речи не было. Он был на велосипеде и в дождь, и под снегом, и когда лёд сковывал дороги. Он ездил до школы и обратно, затем дальше, по округе, до тех пор, пока мог держаться в седле. Годы спустя, когда Меркса спросили, как стать лучшим гонщиком, он ответил очень просто: « Нужно много кататься».

Свой первый гоночный велосипед, подержанный, он получил в 8 лет, и признался, что уже тогда мечтал участвовать в соревнованиях. Для его семьи такое желание казалось странным, ведь они жили в пригороде, где проживали семьи среднего класса, вполне обеспеченные, а в 50-е годы в  Бельгии в велоспорт шли в основном выходцы из рабочего класса.

Сам Эдди Меркс считает, что « это было призвание. Что-то, что должно было быть. Я получал бесконечное удовольствие просто от езды на велосипеде. И потом я предположил, что в гонках получу его гораздо больше. Позже я много катался, потому что это стало моей профессией. Там я чувствовал себя уверенно, там я был Эдди Меркс. Я любил гонки. В гонках был только я и велосипед. Это была радость. В гонках я мог выражать себя».

Кроме того, Эдди ненавидел находиться внутри помещений и старался оставаться на просторе настолько долго, насколько это было возможно. Это создало трения дома, особенно с отцом. Но он всё же поддержал Эдди, особенно, когда понял, то, что выбрал для себя сын, действительно ему нравится, и он делает это хорошо.

И мать Эдди также сдалась. Она позволила сыну бросить учёбу, чтобы он попробовал себя, и он целый год  развозил продукты из магазина на велосипеде.

И впоследствии в своей профессиональной карьере велосипедиста Эдди Меркс завоевал репутацию фанатика по отношению к велосипеду. Меркс как-то признался, что однажды разобрал весь велосипед, чтобы посчитать, из скольки частей он состоит.

«Я должно быть, сумасшедший. Но я обнаружил, что велосипед состоит из 1125 различных деталей». У Меркса всегда  было под рукой 35 велосипедов, из них 15 всегда были готовы к гонкам. Кроме того дома у него хранились сотни шин и колёс.

Жена Эдди – Клодин, сама дочь профессионального велогонщика, рассказала, что « среди ночи Эдди мог вскочить с кровати и побежать в гараж, чтобы проверить что-то в руле, в седле, в передаче или в чём-то ещё».

В общении с людьми вне гонок он никогда не был Каннибалом. Он мог шутить, быть раскованным и счастливым только со своей командой, с посторонними Эдди был очень скромен и даже застенчив.

И понятие о справедливости у него было особенное. Вот один из примеров.

На Льеж-Бастонь-Льеж 1970 года Эдди Меркс лидировал, когда до финиша оставалось совсем немного. Поворот на грязной узкой дороге не давал возможности маневрировать. Эрик де Вламинк (Eric de Vlaeminck), тоже бельгиец, знавший, что поворот скрывает его от взгляда судей, догнал Эдди, схватил его за майку, что нарушило равновесие Меркса. В результате брат Эрика, известный гонщик Роже де Вламинк (Roger de Vlaeminck) тогда выиграл гонку. Эдди был в гневе, но не стал заявлять протест. Он не желал таким способом решать конфликт, это было не в его привычках. Он просто знал, что победит в следующий раз.

Меркс всегда хотел быть лучшим во всём, что бы он ни делал. Бокс, футбол, теннис. Однажды должен был состояться простой благотворительный баскетбольный матч. Ничего важного. Но Эдди практиковался две недели, чтобы быть готовым. Его команда выиграла 25 очков.

Меркс очень нервничал перед каждой гонкой.  Он мог много раз подходить к механику, чтобы ещё и ещё раз проверить, всё ли в порядке.

Но именно такое отношение к своему любимому делу и создало настоящего победителя.

 

Эдди до эпохи «мерксизма»

Уже в детстве характера Эдди было не занимать. Его друзья смеялись над ним, когда он в 12 лет заявлял, что хочет быть профессиональным гонщиком – они говорили, что он даже в дверь еле проходит, куда уж ему до спорта. Но Эдди это не сбивало, хотя довольно долгое время об успехах ему приходилось только мечтать.

Для кого-то, менее сконцентрированного на велосипеде, такое начало могло стать разочарованием, причиной поменять свои приоритеты, но только не для Эдди. У него уже был свой кумир – Стэн Окерс (Stan Ockers знаменитый бельгийский гонщик (1920-1956), призёр Тур де Франс ’55 и ’56 годов; выигравший в 1955 году «Арденский дубль» – Флеш Валлонь и Льеж-Бастонь-Льеж, а также Чемпион мира 1955 года).

Меркс вспоминает:

« Он был моим героем из-за Тур де Франс. Окерс выигрывал этапы, дважды – зелёную майку, дважды становился вторым. Во время Тур де Франс о нём всегда говорили в новостях, а Тур был для меня всем. Гонка (с большой буквы). Я ведь даже не слишком хорошо знал тогда о классиках, потому что они проводились в воскресенье, а в такие дни мы обычно ездили в гости к моей бабушке на её ферму в Meensel-Kiezegem, где я родился.  Окерс был совершенен. Горняк, спринтер. Он сумел сократить 6 минут преимущества соперников и выиграть Чемпионат мира в Риме. Он был невероятен».

16 июля 1961 года стало знаменательным днём для Эдди Меркса. Ему было 16 лет и он  проехал свою первую гонку в Laeken, выступая за спортивный клуб Evere Kerkhoek. В тот день его матери не было дома, она уехала, и Эдди таким образом воспользовался неожиданной свободой. В своей первой гонке протяжённостью 60 км Эдди приехал шестым. И в этот же день Жак Анкетиль выиграл свой первый Тур де Франс.  Он ещё не знал о том, что всего через несколько лет проиграет Мерксу там, где 15 лет не знал себе равных – в индивидуальной гонке на время (Анкетиль проиграл Эдди Мерксу  в 1969 году в разделке на Париж-Ницца).  И Анкетиль скажет: « Меркс – самый невозмутимый гонщик из всех, кого я знал. Все чемпионы должны быть бесстрастными, все из нас хотят побеждать, но Меркс должен побеждать всё время. И не с преимуществом в 20 или 30 секунд, а в 5 – 6 минут. Меркс  создал свой собственный разряд, в котором кроме него ни   для кого нет места».

Эдди после той первой гонки пришлось проехать ещё 12, прежде чем он выиграл. Это случилось 1 октября 1961 года в Petit-Enghien.

Через год после своей первой победы Эдди начал жить жизнью настоящего профессионала. Мечта исполнилась. Фелисьен Верваке (Félicien Vervaecke) – выдающийся гонщик 1930-х годов, горный король Тур де Франс ’35, ’37 годов, второй после Джино Бартали в 1938, каждый четверг сопровождал Эдди на трековых тренировках в Schaerbeek.

И Меркс перешёл из юношеского в старший любительский класс гонщиков на два месяца раньше,  чем обычно, до того,  как ему исполнилось 18 лет. В новых для Эдди гонках на треке в Дворце спорта (Palais des Sports) в Брюсселе его товарищем и соперником оказался Патрик Серсю (Patrick Sercu – род. в 1944, известен своей взрывной силой на треке, победитель Олимпийских игр в Токио 1964, рекордсмен по количеству побед в шестидневных гонках на треке – выиграл 88 стартов из 223-х.)

Меркс не мог победить Патрика, но Серсю  сразу увидел потенциал молодого гонщика и предсказал, что пройдёт не так много времени, и все увидят нового победителя Тур де Франс

Меркс и Патрик Серсю на треке

Тур де Франс была для Меркса настолько значимой, что даже победа на Чемпионате мира для любителей в Sallanches в 1964 году оказалась для него чем-то обыденным.

«Чемпионат мира может быть выигран любым хорошим гонщиком в отличной форме в правильный день, но чтобы выиграть Тур де Франс, вы должны иметь хорошую форму каждый день. Я был в отрыве (на ЧМ 1964) после нескольких первых кругов, но когда пелотон приблизился к нам, я оторвался на последнем круге, выиграв 27 секунд у  Вальтера Планкэрта (Walter Planckaert)и  Гёста Петтерсона (Gösta Pettersson). Планкерт даже не успел осознать, что я  находился впереди, он тогда думал, что победил сам», – так вспоминал своё первое крупное достижение Эдди Меркс.

Эдди после победы на ЧМ в Sallanches в 1964

В 1965 году Эдди перешёл в профессионалы, накопив к тому времени 80 побед в любителях. В первой профессиональной команде  Solo-Superia, звездой которой считался  Rik van Looy, у Меркса отношения не сложились. Он продержался там всего год.

«Всё, что я получил от Rik van Looy и его друзей – это насмешки, ни одного слова помощи или поддержки. Это было нечестно, ведь тогда я был в действительности ещё наивным мальчишкой».

Но для этой команды Меркс добыл 9 побед. На Чемпионате мира Эдди познакомился с Томом Симпсоном и в 1966 году перешёл в его команду Peugeot-BP  Симпсон стал для Меркса настоящим наставником.

Меркс и Том Симпсон на Париж-Ницце 1967

« Я понял, что он (Симпсон) очень хороший гонщик. Он поставил меня на место, выиграв в 1967 году Париж-Ниццу, в то время как я думал тогда, что победа у меня в кармане. Но ещё он открыл мне много нового в технике. Том был очень хорош на спусках, умел правильно располагаться в пелотоне и в спринте. Он также научил меня терпению. «Шаг за шагом, Эдди» повторял он мне. Я горел желанием совершенствоваться. Но больше всего  Том научил меня храбрости».

И началось восхождение Меркса – вначале как классика. Победа на Милан-Сан-Ремо в 1966, когда никому неизвестный Меркс справился с опытными гонщиками. Тогда все ждали борьбы среди фаворитов Адорни, Джимонди и Мотты. Но всего за 2 км до финиша моментом нерешительности воспользовался Van Springel. О Мерксе никто не беспокоился, но он, успев сесть за Ван Спрингелем, выиграл в спринте. 21 год – и у Меркса за плечами такая крупная победа. Теперь соперники поняли, что и  на протяжённом участке бельгиец становится опасен для спринтеров.

первая победа Меркса на Милан-Сан-Ремо 1966

На следующий 1967 год Эдди Меркс повторил свой успех на Милан-Сан-Ремо, поставив к тому же и рекорд скорости – 44.808 км/ч. До сих пор рекорд Меркса на величайшей весенней классике непревзойдён  – 7 побед. И стиль его выступлений поражал соперников каждый раз с новой силой. Вот как победил Эдди Меркс на Милан-Сан-Ремо в последний раз в 1976 году.

Лидирующая группа в 15 человек сформировалась на спуске с Capo Berta после 240километровой отметки. На извилистой прибрежной дороге Меркс атаковал три раза. Каждый раз он заставал всю группу  врасплох взрывами своих рывков. Каждый раз после такой атаки Эдди получал 100 м преимущества. Каждый раз соперники добирали его, но при этом сил у них оставалось всё меньше и меньше. Внезапно трасса гонки сделала резкий правый поворот с прибрежной дороги на узкий подъём к Poggio. Именно здесь Меркс предпринял четвёртую и решающую атаку. И снова для группы гонщиков его рывок стал сюрпризом. Момент нерешительности, Де Влэминк (Roger De Vlaeminck) и Мэртэнс (Maertens) оглядываются друг на друга, надеясь, что кто-то пойдёт сокращать отрыв. И в это время молодой гонщик Jean-Luc Vandenbroucke воспользовался паузой и перебрался к Эдди. Два бельгийца плечом к плечу поднимались на вершину. Стало ясно, что финиш будет разыгрываться между ними.

«Эдди попросил меня делать свою долю работы в этом отрыве, – вспоминал Ванденбрюке, – но я признался, что мои силы уже на исходе».

Меркс тогда вновь перехитрил всех своих соперников, ожидавших атаки на самой вершине Poggio, как уже не раз делал Эдди (ведь это была уже его седьмая Милан-Сан-Ремо). В самом Сан-Ремо, когда до финиша оставалось 300 м, Меркс всё же добился удобной позиции, он сидел на колесе молодого Ванденбрюке, затем рывок – и гонка сделана.

Седьмая победа Меркса на Милан- Сан-Ремо

«Мне было приказано выиграть, я должен был добраться до Сан-Ремо не привозя за собой Roger De Vlaeminck. Чтобы всё получилось, мне нужно было выбрать правильный момент атаки», – вот так, как кажется, очень просто, Меркс достиг своей цели. Чтобы быть таким уверенным и чувствовать гонку, выбирая правильные моменты для атак, нужно прежде всего хорошо знать себя и свои возможности. Ещё в свой первый год в профессионалах Эдди Меркс поразил журналистов тем, что уверенно отвечал на вопросы о целях в своей велосипедной карьере. Если с главной целью – победой на Тур де Франс всё было ясно – осуществление мечты, которая росла вместе с Эдди ещё с детства, то с другая цель Меркса – установление часового рекорда, была довольно необычна.

 

Драма на треке. Часовой рекорд.

Трек для Меркса не был чужой территорией. С ним были связаны как победы, так и трагические воспоминания. Кумир Эдди Стэн Окерс погиб на треке в октябре 1956 года. Узнав об этом, Эдди целый день не выходил из своей комнаты, отказывался от еды и всё время плакал. Увы, трагическое совпадение, но в жизни Меркса также произошла трагедия на треке, оказавшая влияние на всю его карьеру.

В конце блестяще проведённого сезона 1969 года, в котором пришла долгожданная победа на Тур де Франс, а  также победы на Туре Фландрии, Льеж-Бастонь-Льеж, Париж-Ницца,  Меркс принял участие в гонке дерни в Блуа. Едущие впереди дерни и гонщик упали, после чего упал сам Эдди, а его дерни (задающий скорость на моторизированном велосипеде) Fernand Wambst  погиб мгновенно. Меркс потерял сознание, он сломал ключицу, получил вывих таза. С тех пор боль стала  его постоянной спутницей.

Ему приходилось часто подгонять седло даже во время гонок, приходилось останавливаться и слезать с велосипеда. Особенно сильной боль была на подъёмах.

«Крушение в Блуа было ужасным. После этого дня велоспорт стал для меня мучением. Тогда мне наложили швы на голове, были ссадины и синяки, но эти раны исцелились. Мне очень повезло, что я не погиб, но после того падения больше всего пострадала моя спина. Мои бёдра были выбиты из тела, мои ноги также не совпадали с линией моего тела. После того дня я никогда уже не смог снова комфортно чувствовать себя на велосипеде. Я менял свою посадку, менял углы рамы. У меня было много велосипедов, все немного разные, но готовые к гонкам, а  я не мог найти удобного для себя. Перед Блуа я не мог сказать, что сильно страдаю на гонках. Даже на Тур де Франс. Я просто давил на педали, когда хотел, это всё, что мне нужно было делать. После падения ничто не осталось прежним. Боль менялась день ото дня, иногда я готов был выть, когда находился в седле, а иногда всё было нормально. Однажды, уже в конце моей карьеры, мне было так плохо, когда я поднимался на холм Alsemberg в Брюсселе, что я сомневался, что  мне удастся добраться до вершины. Я думал, что мне лучше слезть с велосипеда и пройти пешком, хотя это не был очень крутой или длинный подъём. Моя спина стала моей слабостью. Она даже напоминает мне о себе и сегодня. Я никогда не делаю пробежки из-за неё».

И, тем не менее, от своей цели по установлению часового рекорда Эдди не отказался.

Число гонщиков  мировой элиты, способных проехать  на уровне часового рекорда всегда было невелико. В 1965 году, когда Эдди в первый раз заявил о своих планах по побитию рекорда, лишь 15 человек были на такое способны. Это был очень эксклюзивный клуб, даже более  эксклюзивный, чем список победителей Тур де Франс.

Но что это для Меркса, ведь он мастер сам устанавливать планки непреодолимые для других .

Меркс чувствовал, что этот рекорд  его, но время оказалось куда более сложным соперником, чем все гонки вместе взятые.

И вот в 1972 году Эдди решил, что готов включить установление часового рекорда в свои сезонные планы. Он хотел уменьшить количество гонок, чтобы скопить необходимую энергию для интенсивных тренировок. Но на практике скорректировать плотный график едва получилось. В течение того года он выиграл почти половину гонок,  в которых принял участие. В 1972 была покорена в пятый раз Милан-Сан-Ремо, в четвёртый раз Тур де Франс, в третий раз Джиро.

В августе Меркс начал серьёзную подготовку к установлению рекорда. Встал вопрос как  и  где  это сделать. Внимание Эдди к деталям было просто фанатичное. Он сам придумал дизайн своих велосипедов для установки часового рекорда и дизайн рам для шоссейного велосипеда.    Друг Меркса Эрнесто Кольнаго быстро перевёл его идеи в образцы велосипедов. Новая модель была опробована Мерксом на Джиро дель Пьемонте. Меркс намеренно атаковал за 80 км до финиша и поехал один, чтобы себя проверить. Все соперники растаяли позади

Велосипед Меркса, на котором в 1972 году он установил часовой рекорд

В то же время возник вопрос о месте, где будет устанавливаться рекорд. Эдди разрывался между традиционным велодромом Vigorelli в Милане и велодромом в Мехико. В 1968 году датский гонщик Оле Риттер использовал возможности высокогорья для установления рекорда в 48,654 км в Мехико.

Велодром в Милане был удобен, так как находился недалеко, давал прямые сравнения с двумя предыдущими рекордами, установленными там в 1935 году, и больше соответствовал запросам рекламы для итальянских спонсоров. Но поездка в Вигорелли в октябре оказалась разочаровывающей. Дожди пропитали трек водой, он был абсолютно непригоден. Тогда же Эдди немедленно начал обдумывать идею Мехико. Но у него было две причины против поездки и лишь одна « за». Во-первых, Меркс был хорошо осведомлён о неудачной попытке Фердинанда Брэка (Ferdinand Bracke) установить часовой рекорд в 1969. Малонасыщенный кислородом воздух Мехико вызывал удушье.  Эдди принял решение каждый день тренироваться дома в закрытом помещении, пока количество кислорода не будет равным тому, что содержится в воздухе Мехико.

Во-вторых, реклама. Эдди пришлось бы доплачивать 20 тысяч долларов из своих личных сбережений, чтобы исполнить  свою мечту. За поездку  говорило то, что Эдди хотел, поставить рекорд, недостижимый для его соперников. Но как раз в этом ненасыщенный воздух Мехико мог стать помощником. Тринадцатичасовой перелёт, за время которого Меркс даже не заснул, затем 8-часовой отдых в гостинице. И вот первые пробные круги. Эдди сразу поменял передачу 52х15 на 52х14.

Он так хорошо себя чувствовал, что решил установить рекорд скорости на отметках  5, 10 и 20 км.

И тут снова вмешался дождь. Проливной ливень настиг Меркса и в Мексике. Три дня трек был недоступен. Лишь на утро четвёртого дня Эдди попробовал себя, разгоняясь за дерни.

Менеджер Меркса предложил вечером предпринять попытку установления рекорда, но врач был против. По медицинским показаниям утренние часы были гораздо благоприятнее для биологического ритма спортсмена в чужой стране, так как 8 вечера в Мехико соответствовали 3 часам ночи в Европе.

Критическим фактором была погода. Меркс решил попробовать утром 25 октября 1972 года.

В пять утра Эдди был готов.

Вместе с ним в Мехико прибыли и  53 журналиста, призванные освещать это событие.

Завтрак – тост с  любимым сыром, купленным дома, ветчина, кофе.

В 6: 50 Эдди уже на треке, в 8:00 он закончил разогреваться и был готов.

В этот час около 2 000 человек, услышавших о событии по радио, устремились на трек, чтобы быть свидетелями исторических 60 минут. Присутствовали даже бывший король Бельгии Леопольд, принцесса Лилиана и их дочери. Они отказались от специально выделенных мест ради простой скамейки, с которой было лучше видно.

В последние секунды перед стартом произошёл курьёзный момент. На велосипед Эдди быстро наклеили этикетку с названием Windsor, как жест вежливости хозяевам трека в Мехико – мексиканской марки велосипедов. Меркс согласился на это, но Кольнаго был в ярости.

В 8:56 Эдди Меркс начал свою великую гонку.

Колокол звонил на каждом круге. Если Меркс ехал по расписанию, то линию финиша он проезжал одновременно с ударом колокола. После первых двух кругов Эдди уже на четверть опережал график! Первые километры пройдены за 1:10, 5 км – за 5:55:7.

Эдди уже на 14 секунд опережал рекорд Риттера. Зрители не верили своим глазам.

Следующие 5 км за 5:58 вычеркнули из рекорда Риттера ещё 5 секунд.

Меркса уговаривали немного замедлиться. После 35 км он показал, что всё же является человеком, а не машиной. Он постоянно менял положение в седле, а гримаса на его лице показывала, какие нечеловеческие усилия он прилагает.

Не было вопроса в том, что Меркс установит часовой рекорд, был вопрос – насколько большой рекорд он покажет. Эдди едва мог говорить, когда слез с велосипеда, но он довольно быстро смог восстановить дыхание, чтобы ответить на вопросы журналистов.

Новый рекорд установлен – за час преодолено 49,431 км на высоте Мехико.

Этот рекорд продержался 12 лет, до 1984 года, когда Франческо Мозер смог побить его на велосипеде новой конструкции, с тщательно выверенной геометрией и обтекаемостью. Да, сейчас поставлены новые рекорды, но вспомните, насколько изменилась с 1972 года конструкция велосипедов, как долго гонщики отрабатывают аэродинамическую посадку. Если поставить современных спортсменов в те же условия, в каких ехал Эдди Меркс, но едва ли найдётся человек, способный даже повторить то достижение.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

www.astanafans.com

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

О лыжных гонках и велоспорте. Powered by Joomla!